О сегодняшней ситуации, связанной с наркоманией

pavel_kazaryan
Павел Казарьян – основатель и руководитель центров реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» и «Светлый дом»
О сегодняшней ситуации, связанной с наркоманией в нашей стране и о проверенно работающих методах лечения этой болезни рассказывает Павел Казарьян – основатель и руководитель центров реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» и «Светлый дом» 
uchastniki
участники программы центров реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» и «Светлый дом»

Когда в нашем обществе поднимается тема наркомании, большинство людей, как правило, брезгливо, а порой и жестоко отзываются о наркозависимых. Более того, все уверенны в том, что их никогда не коснется тема наркотиков. Но статистика свидетельствует об обратном. Если раньше в зону риска попадали дети сугубо из неблагополучных семей, то теперь все чаще встречаются 

uchastniki2
участники программы центров реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» и «Светлый дом»

подростки –наркоманы, имеющие приличных и состоятельных родителей. Беда под названием «наркомания» может прийти в любой дом. И не каждый осмелится протянуть руку помощи наркоману и уж тем более взять на себя ответственность об избавлении его от зависимости. Но к счастью, такие люди есть. Одним из них является Павел Казарьян – основатель и руководитель центров реабилитации наркозависимой молодежи «Источник» и «Светлый дом», которые находятся в Очаковском районе в с. Осетровка.

В «Источник» и «Светлый дом» приезжают лечиться молодые люди не только из Украины, но и со всего СНГ. Ребята, прошедшие курс реабилитации в этом центре доказывают всем и, в первую очередь, самим себе, что могут сказать «НЕТ» наркотикам. Программа, благодаря которой участникам возвращают веру в себя и в жизнь доказывает, что победить наркотики можно. Самое главное достижение центра и его работников, в состав которых, кстати, входят исключительно психологи и педагоги, это то, что ни один участник, прошедший весь курс, не сорвался на наркотики. Учитывая то, что наркомания – заболевание психическое, то здесь, в центрах первоочередно этим людям помогают выявить причины, приведшие их к такому образу жизни. А уже затем путем разных методик (некоторые из них признаны во всем мире, как способ лечения многих болезней, например, арт-терапия или кинезитерапия) работают над восстановлением личности. Люди, которые еще вчера гнались за наркотической эйфорией, сегодня получают удовольствие от жизни, благодаря своим собственным победам и успехам, а не приему наркотиков.

Конечно, не все, кто попадает в центр доходят до конца программы. Примерно от 40% до 60% людей смогут преодолеть эту болезнь, изменить свою жизнь и стать полноценными членами нашего общества. Выздоровление от наркомании – это, прежде всего работа над собой, на которую готовы не все. В «Источнике» и «Светлом доме» строгий распорядок дня. Все участники сами готовят еду и убирают в доме, занимаются садоводством и другим полезным трудом. Некоторые из них построили небольшую церковную часовню на территории центра. Здесь отсутствует применение физической силы и разрушительное поведение. Участники программы не ругаются матом, не создают конфликтных ситуаций между собой, так как они знают, что будут отчислены за это. Когда ребята проходят все этапы реабилитации, в их жизни наступает радостный день — выпускной. После него они выходят в социум, устраиваются на работу. Тем не менее, центр контролирует их и всячески помогает. Большинство из выпускников – теперь состоявшиеся личности, имеющие счастливые семьи (в центре не последняя роль отводится работе над построением здравых отношений ) и достигшие успеха каждый в своем занятии.

Но, к сожалению не все центры такие. Есть центры, куда лучше не попадать. А политика государства нашей страны в отношении наркозависимых и наркомании в целом, до не недавних пор, была неэффективной и не приносящей никакого результата. За последние годы мы не сдвинулись ни на шаг в преодолении этой страшной болезни. Однако, благодаря неравнодушным людям и их постоянным действиям есть все же небольшие, но сдвиги в этой области. А именно – создание государством рабочей группы по разработке концепции работы реабилитационных центров и центров ресоциализации наркозависимых, участником которой стал руководитель «Источника» и «Светлого дома» Павел Казарьян. Он, как никто другой знает о сегодняшней ситуации, связанной с наркоманией в нашей стране, о решениях этой проблемы и многом другом, о чем и рассказал читателям интернет-издания «Очаков Сегодня»

 

Я начну с предыстории. До сегодняшнего момента, и я думаю еще какое-то время так продлится, такие центры, как наш, существуют не благодаря государственной донорской политике Украины, а вопреки ей. И я один из тех людей, которые жутко противостояли и были в оппозиции у государства в вопросе наркомании, как относились к наркозависимым, как их лечили и реабилитировали. То есть основной принцип сегодняшнего подхода – это перевести наркомана, скажем, в такое состояние, когда он, якобы, не сможет нарушать законы и приносить вред окружающим.

Вы говорите о заместительной терапии?

Да, это заместительная поддерживающая терапия. Наркоманам подсовывают те же самые наркотики, только под присмотром врачей. Но, к сожалению, подавляющее большинство наркоманов от этого свой образ жизни не меняли, своего мировоззрения тоже. И в некотором смысле ситуация становилась хуже, несмотря на статистику, которая показывала снижение наркомании. На мой взгляд, данные статистики были подделаны. Затем стали происходить события, которые еще больше усугубили положение – во-первых: на рынок Украины стал попадать метадон и на него начал возникать очень серьезный спрос, во-вторых наркоманы стали выносить всякими разными способами этот препарат, тем самым делая метадон уличным наркотиком, в-третьих, сами врачи и медработники могли продать дозу-другую страждущим. Это документированный и много раз подтверждающийся факт. Но самое плохое, что начало происходить, это то, что начали появляться всевозможные, так называемые, в кавычках реабилитационные центры, которые открыто продавали наркотические средства. То есть в такой центр можно прийти и там в прейскуранте написано что и сколько стоит. Отсутствие конкретной и четкой политики со стороны государства в отношении реабилитационных центров, привело к тому, что большинство этих методов не то, что неэффективны, а, можно даже сказать, преступны. Есть такие центры, где людей удерживают, где их унижаю, угрожают им и есть даже летальные случаи. Таких центров много и никто с ними ничего не может поделать, потому все там друг другу платят, рука руку моют. Общественность не раз протестовала против такого подхода и я участвовал в акциях протеста, во многих телевизионных передачах и ток-шоу. При том, мы прямо там рассказывали насколько эта политика государственная неэффективная и не приносит того результат, который показывается по крайней мере.

Вот, кстати, живой пример реабилитационного центра с печальным опытом был у нас в Николаеве совсем недавно, зимой. Центр назывался Новая жизнь и относился к религиозным. Люди просто сняли помещение, причем там не было никаких условий для нормального проживания. Они закрывали наркоманов, морили их голодом, всячески унижали, избивали, оскорбляли. Вообщем, закончилось это все тем, что один из ребят не выдержал и вскрыл себе горло. А эти товарищи, которые, якобы, пастора, выкинули его на улицу. Вызвав его родителей, даже в скорую не позвонили, остальных наркоманов закрыли в подвале, собрали свои вещи и пропали. Родители отвезли парня в скорую и обратились в милицию. Когда милиция вскрыла двери, в помещении обнаружили огромное количество наркоманов в ужасном состоянии – немытых, небритых, грязных, некормленых, так как их постоянно заставляли поститься. И вот кто из наркоманов после такого захочет обратиться в наркоцентр, как таковой? Конечно, никто. Информация о подобных реабилитационных центрах распространяется быстро. А таких центров очень много. Для того, чтобы открыть реабилитационный центр хватит 3-ех человек, имеющих помещение или же они могут снять его в аренду, зарегистрировать общественную организацию, либо благотворительный фонд и все – у тебя есть уже готовый реабилитационный центр. Даешь рекламу, к тебе приезжают люди, ты применяешь к ним насилие, закрываешь их в подвале, никто не проверяет тебя и не интересуется этими людьми и так дальше.

А кто может и должен проверять центры для наркозависимых?

Технически организацию может проверять юстиция, также прокуратура. Может проверить в рамках действующего законодательства милиция, пожарники, но по большому счету никому это не надо и с ними никто не хочет связываться. Нет рычагов определенных. Конечно, когда происходят конкретные правонарушения, тогда вмешивается милиция, прокуратура. Но в Украине нет утвержденных нормативов, по которым должны работать реабилитационные центры и центры ресоциализации. Кто как хочет, так и работает. Приносят эти центры добро или они приносят зло, это уже такой интересный вопрос.

Но, как недавно стало известно, ситуация несколько изменилась. И первым шагом со стороны нашего государства стало создание рабочей группы, занимающейся вопросами наркомании. Это так?

Дело в том, что уже много лет при Министерстве здравоохранения существует Общественный совет, в который входят общественные организации и в этом совете есть рабочие группы. Одну из таких рабочих групп «По вопросам зависимости и социальноопасных заболеваний » создал и возглавил ее Роман Ступницкий. Теперь он возглавляет и Общественный совет. Роман тоже связан с некоторыми реабилитационными центрами, мы давно с ним сотрудничаем и давно хотели навести в этой области порядок. Но, к сожалению, нам не давали ничего делать, потому что здесь очень много заинтересованных лиц. В первую очередь заинтересованы в нехорошем ключе наркологические клиники, диспансеры, частные врачи-наркологи, которые в большей степени ориентированы ни на то, чтобы помочь и спасти человека, а получить за это как можно больше денег. И вот на заседании этой рабочей группы откровенно говорили, что это уже стало целой бизнес структурой в Украине. А Анатолий Виевский, главный нарколог Украины, за12 лет занимаемой им должности, не сделал ничего толкового, кроме внедрения заместительной терапии и развития ее по всей Украине. После чего наркологи начали, некоторые даже легально, торговать метадоном, наркоманы стали выносить этот наркотик на улицу. Вообщем в целом ситуация не изменилась. Кроме того, есть еще очень интересный факт по поводу Анатолия Виевского. Дело в том, что он еще и возглавил одновременно общественный мониторинговый центр и статистический центр, то есть через него еще шла статистика, и как он сказал, так могло и быть. Он сказал, что например, наркомания уменьшилась, благодаря заместительной терапии и все, либо наркомания увеличилась. То есть никто не в состоянии это проверить. Сейчас Министр здравоохранения опять назначил его главным внештатным наркологом Украины. Но есть много людей, которые этим недовольны, потому что буквально с декабря прошлого года эту должность как бы упразднили. Наркологи вроде как остались, но в основном занималась наркоманией уже психиатрия, в частности главный психиатр Украины. Они начали развиваться в этом направлении и тут опять появляется эта личность.

Но есть и хорошая новость – упразднили комитет по борьбе с наркотиками, где люди вообще непонятно что делали. Это подразделение милиции возглавлял генерал-майор Тимошенко. Комитет рекомендовал кому давать лицензию на производство наркотических препаратов, кому нет, кому давать лицензию на то, чтобы выращивали мак, кому не давать. Можете себе представить, сколько денег приносит поле мака? Это баснословная сумма. А получить лицензию на выращивание, это деньги сумасшедшие. 10% сдал с этого урожая на медицинские цели и 90% раздал цыганам или кому-то другому. И тут речь идет о миллионах долларов. Естественно за эти лицензии, я так предполагаю, учитывая специфику и менталитет нашей страны, нормальные взятки давали. При том, эти функции, которые они делали, могли делать совершенно другие люди.

Что значит упразднили? Как теперь будет выглядеть комитет по борьбе с наркотиками?

Вообще убрали, нет теперь такого комитета. На заседании Общественного совета пришли к тому, что нужно наводить порядок в реабилитации. Заместительную терапию никто не уберет, есть конечно часть людей, которым она показана, например, которые больны ВИЧ инфекцией, туберкулезом и это все происходит на фоне наркомании. Но, в большинстве случаев, заместительная терапия – это путь к медленной смерти. Конечно же, останется детоксикация, которую проводят наркологи, никто у них это не отбирает. Да, действительно большинству наркоманов, которые систематически употребляют наркотики, нужно проводить детоксикацию для того, чтобы они могли хотя бы адекватно мыслить. Но после детоксикации у нашего государства дальше нет никаких рекомендаций. Все. То есть это поход в никуда. Человек прошел детоксикацию, его выпустили и сказали – ты здоров. Он на следующий день сорвался опять на наркотики и снова детоксикация.

А как должно быть? Какой следующий шаг должен последовать после детоксикации, чтобы наркозависимый мог выздороветь?

Когда человек пройдет детоксикацию, ему должны предложить на выбор определенный ряд реабилитационных центров, у которых лицензированные программы, сотрудники у которых аккредитованы. И эти центры Министерство Здравоохранения должно рекомендовать, то есть поддерживать и отвечать за то, что с этими людьми происходит. Вполне возможно, что программы там могут быть абсолютно разными. Такой подход на данный момент практикуется в Польше, там 89 реабилитационных центров, большинство из которых государственные. Кроме того, если наркоман совершил не тяжкое преступление, то суд в праве, как делается во всех цивилизованных странах, дать ему выбор: либо тюрьма, либо согласие на длительную реабилитацию. И люди реально имеют возможность меняться. С одной стороны у них Дамоклов меч над головой будет висеть, если человек ушел с этой реабилитации, он идет в тюрьму. И это хорошая мотивация. Сейчас этот Общественный совет только начинает работать. На данный момент ассоциация психиатров Украины выразила свое желание поучаствовать в этом. Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией готов поддержать деятельность совета на уровне грантов. По результатам работы этого Общественного совета будут разработаны методики, которые имеют право быть в центрах, потом некоторые программы будут описаны научно. Программой нашего центра уже очень серьезно заинтересовались. Более того, это одна из тех программ, которая будет описываться, по нашему шаблону. В принципе уже шаблон то, что мы делаем, он на 97 % наш. Не то, что мы его навязали. Он уже признан уникальным, очень действенным и эффективным. И я уже передал описание нашей программы. Наша программа частично апробирована, запатентована. Но в любом случае нужно проводить очень серьезную работу и не одному, и не двум людям, а например целому институту, для того, чтобы качественно разработать и усовершенствовать эту программу. Я сразу сказал, что если есть какие-то вещи, которые нужно менять, мы готовы меняться, дорабатывать что-то, улучшать. Все, кроме метадона, мы готовы принимать. Даже принять в штат врача. Хотя, если честно я не понимаю, зачем он нужен. Есть поликлиника, есть больницы и если человек дома заболел, его ведут в больницу, в травмпункт. Тут такая же самая система.

Чем будет заниматься рабочая группа, которая входит в состав этого совета?

Она будет заниматься разработкой системы лечения наркомании. То есть поэтапной системой: детоксикация, потом дальше описание всех существующих программ. Также будет аккредитовывать сотрудников, которые в центрах работают, и сами центры. Наверняка будет создана система, может на базе какого-то института, которая будет лицензировать реабилитационные центры.

Это все предварительно, в стадии разработок. Самое хорошее, что, на мой взгляд, произошло, что нами кто-то заинтересовался. Раньше никто никому не нужен был. Это совершенно неинтересно, это никого не касается, это никому ненужно. А я абсолютно точно знаю, что мы делали замечательные вещи, которые оставались неоцененными никем и только лишь по сарафанному радио о нас узнавали и к нам приходили. А по идее должно все быть по-другому. За годы работы в этом направлении я много раз разочаровывался, много раз был обманутым теми же чиновниками. Поэтому сейчас у меня есть надежда, что мы в этом деле достигнем какого-то прогресса и будем все вместе с другими реабилитационными центрами и всей этой системой приносить в сотни раз больше пользы, чем было до этого. Мы будем делать поэтапные шаги: создавать ассоциацию реабилитационных центров, ассоциацию родителей наркозависимых и так далее.

Сейчас же могут восстать противники, наркологи, сторонники заместительной терапии. А вот на заседании Общественного совета показывали сфотографированные прейскуранты некоторых реабилитационных центров: 2 куба бублеморфина – 60 гривен, 4 куба бублеморфина -120 гривен. Если раньше человек ходил на притон, то теперь якобы все хорошо, он под присмотром врача. А то, что с человеком происходит и как он разрушается психически и морально, здесь вообще просто обходили. Лечить наркотики наркотиками нельзя, нужно работать с человеком. Я могу себе только представить сколько людей, желающих на самом деле внутри что-то в своей жизни изменить, переломала эта заместительная терапия вместе с недобросовестными реабилитационными центрами. Хочется надеяться, что мы сможем выйти на реально новый уровень и нас будут рекомендовать. Что исчезнет куча тех реабилитационных центров, в которых людей садят в яму, избивают, насилуют, унижают людей, которые хотят реально избавиться от наркотической зависимости.