История о том, как наша землячка Наталья Николаева спасла жизнь восьмерым детям беженцам

НиколаеваСейчас часто можно услышать, что у нас совсем перевелись герои. Молодежи не с кого брать пример. Давно прошли времена доблестных рыцарей, воинов, сражающихся не за деньги, но за отчизну. Да и само слово «герой» как-то устарело, потеряло вес. Но пришло время и мы все-таки вспомнили кто такие эти благородные люди. Однако речь пойдет не о тех, кто сейчас защищает честь нашей страны и не о тех, кто погиб в свое время в Киеве на Институтской. Хотя интервью этого номера мы решили приурочить именно к годовщине Майдана и просто не можем не рассказать о человеке, нашей землячке Наталье Николаевой, которая принимала участие в тех печальных событиях. Эта девушка – настоящий патриот своей страны, более того, ее смело можно назвать героем – она спасла жизни восьмерых детей беженцев, приютивши их у себя дома на 3 месяца. Сейчас она собирается доставить на фронт нашим украинским бойцам около 6 тонн собственноручно выращенных овощей. И это еще не весь список ее добрых дел. Но обо всем по порядку.

У Натальи Николаевой много профессий, она — пианист, эстрадный вокалист, психолог-психоаналитик. Вне своей основной деятельности, все свободное время посвящает выращиванию овощей, по ее словам, это помогает приобрести душевное равновесие. Помимо этого Наталья занимается благотворительностью, каждый год устраивая бал для учеников Черноморской музыкальной школы, филиал которой открыла она сама совместно со своими выпускниками.

Когда начали разворачиваться события на Майдане, Наталья недолго думая собрала 150 кг еды, решив таким образом поддержать тех, кто осмелился что-то изменить в нашем государстве и поехала в Киев. Прожив 2 недели в палаточном городке, девушка помогала, чем могла. Под впечатлением от увиденного патриотизма и единства нашего народа, написала песню об Украине, которая в свою очередь очень понравилась певице Руслане Лыжичко, активно принимавшей участие в деятельности Майдана. Певица попросила подарить слова и музыку песни, Наташа конечно не отказала. В Новогоднюю ночь, которую девушка провела среди таких же приезжих людей около столичной елки,  познакомилась со своим будущим супругом. Андрей Черемесин сделал предложение руки и сердца своей избраннице прямо со сцены на виду у всех и получил положительный ответ.  Но романтика длилась недолго, так как через некоторое время начался штурм, стрельба, множество раненных и погибших. Наталья никогда не забудет тот страшный период, когда люди разных вероисповеданий, разные по своему социальному статусу собирались вместе и читали «Отче наш». К счастью Наташа вернулась из столицы целая и невредимая, но на этом ее альтруистская деятельность не закончилась. За это время она успела побывать в зоне АТО и совершить множество благородных поступков, которые сама, из скромности, таковыми не считает. Но все же согласилась рассказать о них газете «Очаков Сегодня».

Фото-0078Наталья, расскажи, как ты попала в зону АТО?

Изначально цели туда ехать я себе не ставила, просто, когда начинался Майдан, предположили, что он простоит месяц – два. А я уже тогда почувствовала, что он там будет дольше. У меня есть хобби — выращивание разных овощей, это помогает мне расслабиться, потому что когда работаешь психологом, порой сталкиваешься с разными ситуациями и не всегда лицеприятными. Так вот мне удалось вырастить больше тонны овощей. И я просто созвонилась с одним из координаторов, опять же через Майдан и партию УДАР, и сказала, что есть возможность привезти продукты. Я уже на тот момент знала, что беженцы каждый день там идут по 300-500 человек. Таким образом, я предложила свою помощь.
Я привезла им картошку, лук, кабачки, помидоры и домашние яйца. Так как продуктов было много, мне пришлось забить полностью рейсовый  автобус.  Один из сотников Евгений встречал меня с машиной на Киевском вокзале и как раз с ним приехали беженцы. Меня поразило то, как они стали рассматривать эти овощи. У меня уже разные мысли были, думаю, может картошка маловата, а они чуть не плачут.

А почему?

Они были удивлены, что им вообще кто-то привез что–то просто так и подарил. А я еще приехала тогда на собственный день рождения.

Фото-0061Какой город это был?

Это как раз наши войска освободили Константиновку и чуть-чуть продвинулись за нее. И говорят: «там стоит батальон – они сусликов ловят, в смысле им кушать вообще нечего. Поэтому сейчас загружаем часть продуктов и везем туда».  Дальше нам провели инструктаж: не отходить от машины даже к обочине, даже в туалет, не поднимать ничего с пола, так как там может быть растяжка, при первых же взрывах ложиться на пол. Я никогда не думала, что одену бронежилет. И меня поразило то, что люди, которые туда везут еду, бронежилеты, оружие – это простые рядовые граждане, которые между собой как-то собрали деньги. Уже правительству просто никто не верит и не докладывает — кто поехал, какая колонна и уж тем более по какой дороге.

Что касается самой зоны, когда мы подъезжали ближе к этим областям, все увиденное напоминало страшный сон. Я не могла поверить в то, что это реальность. Изрешетенные ворота, дома, крыш просто нет, остатки от сгоревших домов. Я уже молчу, как мы ехали художественным катанием по всем этим дорогам, потому что очень часто и густо были просто выбоины, явно, что туда попали снаряды. Это было страшно. Но вот сама армия, ребята конечно молодцы, потому что просто объяснили, что даже если они здесь переловят всех змей и сусликов, назад не пойдут.
Больше всего конечно жалко детей. Потому что все, что они рисуют, это зачастую война.

А где ты видела этих детей?

В Киевском центре по принятию беженцев, в который я пришла, чтобы помочь. Я проявила инициативу — напекла пирожков и принесла им. И меня очень тронуло, когда ребенок нарисовал меня зеленым карандашом, так как я была в камуфляжной одежде и пририсовал мне пищевое ведро с пирожками, ну уже хоть на что-то переключился.

Как у тебя оказались беженцы?

На одной из учительских конференций, которая проходила в Куцурубе в первых числах сентября, я подошла и сказала: «Здравствуйте, я волонтер, если вам нужна моя помощь, вот мой мобильный телефон, можете мне позвонить». Большинство из этих людей с посттравматическим синдромом, потому что, возможно они сидели в подвале или их избивали. Естественно не каждый может сказать, что ему нужна помощь. Чтобы попросить о чем-то – это большой шаг на самом деле. Буквально через неделю мне позвонил человек по имени Юля и говорит: «Наталья,  я с двумя детьми и мы оказались просто на улице». Она попросила куда-то пристроить детей. Они сами из Луганска где потеряли квартиру и дачу в районе Счастья. То есть по существу они выехали в летних вещах. Когда там началась бомбежка, они успели выехать и приехать в наш «Борисфен». В то время он еще принимал людей. И я просто вот так вот их подобрала и привела домой, предварительно предупредив родственников: «извините, у нас гости».

P_20140309_113621Сколько детям?

Старшей девочке 16 лет, мальчику 13. Это уже подростки, но то, что меня в них удивило – умение сидеть очень тихо, до такой степени тихо, что я была просто удивлена. Я приходила и спрашивала, мам, а они вообще дома?
Дальше пошли моменты, когда люди, которые покидали, скажем так, зону бедствия, стали пытаться вывозить детей. Личный транспорт начали отнимать у них еще в июле. Когда уже не было ни поездов, ни автобусов из Луганска и Донецка, при выезде машины из города, это напоминало фильм-катастрофу «Послезавтра» или «2012 год». Люди просто трясли детьми, умоляли остановиться и вывезти хотя бы детей. Когда мне привезли этих детей, с ними были одни документы – свидетельство о рождении и записка от родителей со словами: «позвоните, пожалуйста». Я звонила и говорила: «не волнуйтесь, ваши дети на юге, находятся сейчас в Очакове, если есть родственники, мы попытаемся с ними связаться и вывезти их к ним». Помимо этих двух детей с мамой я приняла еще пять человек. Самому маленькому ребенку было 5 лет, самому старшему – 16.
Их в свое время вывозили из Донецка и Луганска те, кто были на автомайдане. Когда я узнала от координаторов об этих детках, предложила везти их ко мне. Они все без родителей. Вообще, когда я была в Киеве, самое для меня тяжелое, это было общение с детьми, которые потеряли родителей. Одна из девочек, которая у меня жила, успели забрать только собаку – большого далматинца. Когда я пришла и начала открывать дверь, собака естественно кинулась к дверям с лаем, а ребенок со слезами на глазах попросил: «Тетя Наташа, только не выгоняйте Лорда». Я говорю, ну как я могу выгнать Лорда, если это все, что у нее осталось вообще.
Дальше стали заниматься поиском родственников. Матери с двумя детьми было предложено оставаться до конца конфликта. Но она решила уехать – все ее родственники в России, здесь она была совсем одна. На эту зарплату не могла тянуть двоих детей. Очень тяжело переживались моменты, когда она звонила к себе домой в Луганск, а там в ее квартире засели представители ЛНР и человек реально понимает, что на этом можно ставить крест. Фактически все, что наживалось родителями, ею, мужем, этого всего больше нет. Потом был в какой-то мере смешной случай, когда я общалась с ее старшим сыном Артемом. Он позвонил и я пытаясь его как-то успокоить, говорю, что не переживай, твои брат и сестра с мамой находятся у меня дома. Он спрашивает: « а вы кто?».  Я говорю, я волонтер украинской нацгвардии. Дальше была большая пауза. Он уже потом, когда они приехали благополучно в Россию, говорил: «вы знаете, Наташа, первая моя мысль была, что вы их сейчас посадите в подвал, а вторая — отравите». Это до такой степени им там в Москве мозг промыли. Просто люди оказались в экстремальных условиях и у меня не поднялась рука их оставить на улице.  Потом они уехали в Россию. Остальные кто — куда – в Германию, Польшу. Мы нашли остальных родственников в этих странах, созвонились с ними и сказали, что их дети находятся у нас. Но поляки меня тоже поразили: «дзенкуемо, что вы не выгнали их на улицу». Я конечно разноплановый человек, но чтобы выгнать детей на улицу, мне еще как-то такое  голову не пришло. Я, в свою очередь, очень благодарна Очаковскому председателю  райгосадминистрации Сергею Самоукову, который помогал с оформлением документов, в частности, паспорта на 16 летнего ребенка, потому что люди не могли без этого выехать.

Сколько в общей сложности у тебя прожили эти люди?

Они прожили у меня около3 месяцев.

И все это исключительно на твоем обеспечении?

Я работаю на нескольких работах и в состоянии была их обеспечить. Я не вижу в этом поступке ничего героического. Чужих детей не бывает. Когда они уезжали, мы с обеих сторон плакали. Я их пригласила приезжать летом в гости. За это время, что они у меня жили, я очень  к ним прикипела. Мне было тяжело с ними расставаться, хотя я понимала, что дети должны ехать дальше к родственникам. И я надеюсь, что помощь с моей стороны поможет им не озлобиться после пережитого. Многие пережили подвалы. Меня поразил рассказ 6-летнего Павлика о том, что он теперь понимает, когда снаряд летит к ним по звуку, а когда он летит от них. И все это маленький ребенок рассказывает с таким умным видом и знанием дела, что я была поражена. Они сидели в подвале, вот почему у них образовался навык сидеть тихо, как мышка.

Чем ты занимаешься на данном этапе?

Это поставка гуманитарной помощи, в частности еды, за это время я вырастила достаточно большое количество овощей. Эти овощи потихоньку переезжают с юга на восток. То есть любым способом я стараюсь привезти их в Киев. Там дальше ребята из батальона Айдар, в котором, кстати, находится сейчас мой муж, грузят все в машины специально к этому приспособленные.

Что такое Айдар?

Айдар – это батальон, состоящий из тех, кто стоял на Майдане. И вот этими машинами перевозится помощь непосредственно на передовую. Есть люди, которые требуют реальной помощи, вот в это время. Вот им звонится и спрашивается, что им сейчас нужно. Что сейчас актуально?

И что же сейчас актуально?

Актуальным сейчас оказались теплые вязаные носки, потому что обогрева нет сейчас в том объеме, в котором он должен быть. Я сейчас собственноручно собираю старые вязаные вещи, которые распускаются и вяжутся носки. В начале декабря у меня запланирована поездка на восток и  скорее всего, что Новый год я буду встречать где-то там. Я понимаю, что ребята оторваны от дома, от жен и детей  и  не исключен вариант, что Новый год будет встречаться в окопах. Поэтому мы приготовили небольшие подарки: в один носок – шоколадка, в другой – сигареты с детским рисунком. Я переговорила с заведующей Черноморским детским садом, рисовать будет старшая группа, просто на любую тему. Вся эта гуманитарная поставка будет делаться в конце декабря.
Дальше акции, которые запланированы – это утренник для детей в Черноморском детском саду для учащихся музыкальной школы. Это закупаются подарки в расчете на всех детей, показывается им сказка  — участвую я и мои выпускники. В прошлом году мы уже проводили такое мероприятие, дети остались вполне довольны. Потому что я считаю, что дети не должны страдать от отсутствия мозгов у взрослых. И то, что они сейчас видят и впитывают, через 15-20 лет начнут это же возвращать, хотят они этого или нет.

Наташа, а что ты лично думаешь об этой войне? Ведь не видно пока ни конца, ни края всему тому, что происходит на востоке страны.

Конечно, давайте рассуждать трезво, Российская Федерация поддерживает боевиков Донецка и Луганска, уже ни чем не прикрываясь. Эта акция была явно запланирована заранее и они там, в России к ней тщательно готовились.  Я сама была свидетелем того, как беркут, которого случайно взяли в плен, разговаривал с московским акцентом. Мы тогда уже стали задумываться об этом. Потом я слышал не от одного человека, кто непосредственно вступал в вооруженный конфликт с беркутом о том, что многие из них с московским акцентом. То есть уже на тот момент у многих стоял вопрос в глазах.
Я считаю, что у нас по существу выбора нет. Мы будем до конца защищать свою территорию и свою страну. Меня поразило высказывание некоторых лиц, занимающие высокие должности в Российской федерации, которые не понимают,  как это Украина живет отдельно от России. Но в любом случае никто им не давал права нападать на соседнее государство, расстреливать детей и разрушать дома. Мне было тяжело смотреть на людей, которые в сорок лет все, что нажили, все потеряли. И меня удивляли многие вещи, когда подходит беженка женщина с грудным ребенком и с дамской сумочкой через плечо и спрашивает: « что мне теперь делать, куда мне сейчас идти?»  И все что у нее есть – это вот эта сумочка. И то, что мы видим по телевизору не так воспринимается, когда ты смотришь этим людям в глаза. И что говорить маленькому Павлику, родители которого погибли? Я конечно говорила, что он будет жить теперь с тетей. Я была вынуждена отключить Интернет и не смотреть новости, пока у меня жили дети, чтобы не расстраивать их еще больше.

Но я уверена, мы уйдем из этого конфликта. Потому что есть очень большое количество людей готовых помочь, в том числе и я. Я за европейский уровень жизни, там, где не деньги будут на первом месте, а человек.

После общения с Наташей с ее бескорыстным и благородным видением этого мира, невольно осознаешь, что перед тобой сидит человек, которого с уверенностью можно назвать героем. Своими поступками, она вдохновляет и заряжает оптимизмом других. И в этот момент приходит понимание, что не все так плохо в нашей стране, да и вообще в жизни.

Перед отъездом в зону АТО, одна из воспитанниц Натальи Николаевой подарила ей оберег, сделанный своими руками со словами: «Возвращайтесь живой!» Редакция газеты «Очаков Сегодня» искренне присоединяется к этому пожеланию.